Наталья Баннова
Специалист Отдела наземного обслуживания и авиатопливообеспечения
Оказалась пассажиром на вывозном рейсе с Филиппинских островов
Мы прилетели в Себу с пересадкой в Дубае, а потом отправились на остров Бохоль. Через неделю после начала отпуска были введены первые ограничения на авиасообщение: авиакомпания, которой мы прилетели, отменила свои рейсы. Мы не могли подумать, что ситуация будет развиваться так быстро. Отменились и внутренние перелеты между островами. Спасибо сотрудникам посольства России на Филиппинах: если бы не они, мы бы, наверное, никогда не попали обратно в Себу, чтобы сесть на вывозной рейс.

Сейчас вспоминаю сложившуюся ситуацию с улыбкой, но тогда казалось, что из-за локдауна, который на Филиппинах случился очень резко, мы застрянем на островах надолго. На Филиппины из России нет прямых рейсов: направление непопулярное, и мы были уверены, что эвакуация будет нескоро.

На острове, где мы были, ввели комендантский час, туристы могли рассчитывать на выезд только при наличии справки об отсутствии температуры и симптомов болезни. Бывало, что за справками приходилось ездить несколько раз в день, а потом, по возвращении в отель, читать посты в соцсетях российского посольства, которые вышли 5-6 часов назад. В списки на вывозной рейс мы записались сразу же после того, как узнали об их существовании.

То, что случилось, научило меня принимать решения, не торопясь. Если бы мы поддались панике, то, наверное, купили бы за большие деньги билеты на рейсы других авиакомпаний, которые тоже оказались бы отменены. Вечер, когда я узнала, что за нами прилетит именно AZUR air, точно запомнится на всю жизнь. Бывают ли такие совпадения?

Мы радовались как дети. С этого момента напряжение пропало. Я была уверена, что все будет хорошо.

Изначально рейс должен был состояться 25 марта, но из-за ограничений аэропорта и сложностей с разрешениями его перенесли на 26 марта. У пассажиров были общие чаты в мессенджерах: я успокаивала людей, писала, что нужно проявить терпение, что мои коллеги в Москве уже занимаются организацией рейса, и он точно состоится.
С коллегами мы постоянно были на связи: они рассказывали, как страны одна за другой закрывают границы, а я писала о ситуации на островах и в аэропорту. Уточняла у сотрудников посольства списки пассажиров, поскольку несколько человек по своему желанию снялись с рейса, рассказывала о том, как идет регистрация.

Все пассажиры вели себя спокойно, пропускали вперед пассажиров с детьми, старались соблюдать дистанцию, почти все были в масках. В терминале мы провели где-то 8-9 часов. Поскольку формально он был закрыт и магазины не работали, сотрудники посольства давали нам воду и еду. Когда экипаж рейса проходил по терминалу мимо пассажиров, все аплодировали.

Я безмерно благодарна коллегам, которые искали мою фамилию в списках пассажиров и радовались моей посадке на борт. Уже в Москве, занимаясь организацией других вывозных рейсов, я поняла, сколько труда было вложено в наше спасение.