Максим Пельц
Бортпроводник
На вывозных рейсах нужно было обеспечить максимально комфортные условия для пассажиров: люди были встревожены, и их можно понять
Возможность выполнить такие сложные рейсы бывает, может быть, раз в жизни. Сразу нужно отметить сотрудников российских дипломатических миссий. Они делали огромную работу: собирали пассажиров, находились с ними в аэропорту и помогали нам общаться с наземными службами. Может показаться удивительным, но иногда сотрудники некоторых аэропортов не знали английского языка.

На вывозных рейсах нужно было обеспечить максимально комфортные условия для пассажиров: люди были встревожены, и их можно понять. Если кто-то хотел полностью занять свободные ряды кресел, чтобы отдохнуть, мы шли навстречу. Иногда пассажиры вспыхивали казалось бы по незначительным причинам: из-за недостаточно просторного кресла, из-за того, что в салоне было слишком холодно или слишком жарко. В таких случаях мы старались всех успокоить и найти подход: у всех нас много опыта в решении таких ситуаций.
Большинство пассажиров были очень доброжелательные. В одном из аэропортов в Южной Америке на борт сел священнослужитель: во время полета он несколько раз подходил к бортпроводникам и интересовался нашим самочувствием. Еще запомнилась пожилая женщина, которая летела из России домой. Она не понимала по-английски, и мы общались жестами и глазами. Трудно будет забыть ее искреннюю улыбку.

Общение с пассажирами оставило положительные эмоции: многие выражали нам личную благодарность за рейс, хотя, конечно, это результат работы всей авиакомпании.